Как прагматично воспользоваться миротворцами на Донбассе?

 

Во всех планах использования миротворцев на Донбассе почему-то превалирует политика, идеология, геополитика, – а не экономический прагматизм. Можно долго рассуждать о международном праве, суверенитете, Великой Украине от Сяна до Дона, мечтать о гривневых ценниках в Москве, но урчащие от голода желудки быстро возвращают в реальность. Все эти, не связанные с экономикой конструкции, быстро обрушаются, поэтому вопросы экономической устойчивости Украины и благосостояния граждан должны обязательно учитываться при планировании.

К полному решению проблемы ОРДЛО никто не готов: ни США, ни РФ, ни ЕС, ни Украина не способны идти на соответствующие издержки при мгновенном, так сказать волевом, решении. Поэтому предлагаю подумать над тем, как и куда нам выгодно вводить миротворцев на неподконтрольные территории ОРДЛО в ближайшем будущем. То есть в случае достижения частичного компромисса между всеми игроками о демонстрации начала решения проблемы: нет полного возврата, но и ЛДНР «потеснят».

Затягивать решение проблемы из-за нашей неопределенности, создавая впечатление о нежелании Украины решать проблему, дольше нельзя. Вдобавок, объективно осталось не такое уж и большое «окно возможностей» для того, чтобы ввести миротворцев. По его истечению, стороны станут еще более недоговороспособными, и тогда использование института миротворцев станет невозможным.

 

Вводная

Причины ограниченности «окна возможностей» просты:

Украина приближается к избирательному циклу: проведению президентских, парламентских и местных выборов, радикализирующих внутриполитическую обстановку. Как ни говори о вреде для страны манипулятивных и популистических лозунгов, всегда найдутся те, кто их будет использовать. Пока же, есть время согласовать позиции, ввести миротворцев, получить некоторый позитивный эффект и тем самым нейтрализовать радикалов-популистов. Делать тоже самое в условиях избирательной кампании или последующего определения модели экономического развития страны («петлять» по-старому, элиты уже не смогут), невозможно. В первом случае, не будет времени для позитива, а негатив — уничтожит власть. Во втором случае мы будем сконцентрированы на внутренних проблемах выживания, поэтому нельзя будет тратить имеющийся ресурс доверия на Донбасс: растратив его на ОРДЛО, но потеряв возможность радикальной экономической трансформации, Украина втянется в очередной, еще более глубокий кризис.

В то, что нам сделают подарок под выборы и без каких-либо уступок все быстро вернут, пока мало верится: для этого другие глобальные игроки должны что-то дать РФ или получить очень мощный рычаг давления.

РФ стоит перед сложным выбором модели развития: оставление либеральных элит и их правительства, не гарантирует ничего, кроме продолжающейся с 2012 года стагнации. – Дальнейшее обнищания населения, на фоне продолжающегося небольшого спада ВВП (1-2% в год), скрываемого статистикой. Получить новые технологии, инвестиции и рынки сбыта в условиях санкций либеральное правительство не сможет, поэтому рецептов экономического роста у него нет.

Сдаться на милость Запада? Это не даст колона силовиков – будут выставлены условия денуклеаризации и сокращения военного потенциала, а также переформатирования спецслужб. То есть, полной утраты влияния силовиков на будущее РФ, с последующим ее распадом ввиду утраты силового предохранителя.

Формулирование и реализация иного курса: протекционизма, «инвестиционного рубля» и импортозамещения, требует очень жесткого внутреннего противостояния: отстранения от «потоков» людей, которые с начала 1990-х контролируют экономику РФ. Поэтому с целью минимизации отвлечения внимания на украинский фактор, команда Путина может сделать некоторые уступки. Однако ожесточать внутриполитическую повестку РФ полной сдачей Донбасса (с приходом десятков тысяч адептов, имеющих опыт боевых действий за «русский мир») – при сохранении санкций, никто не будет.

Формальный повод для санкций – Крым, и реальные экономические интересы западных игроков по протекционизму, никуда не денутся. Для США критично продавать сейчас даже сырье – сланцевый газ, чтобы поддержать у себя новую индустриализацию. Так что повод для санкций найдут всегда: не Донбасс – так Крым; не Крым – так Сирия; не Сирия – так внутриполитическая повестка и нарушения прав человека внутри РФ. Собственно, все уже понимают: санкции – это навсегда, как минимум на одно-два поколения. И давняя история с поправкой Джексона-Вэника 1974 года это подтверждает: когда СССР сдался и потом распался, никак не ограничивая эмиграцию евреев, – поправка все равно создавала проблемы в торговле с США для Украины (отменена в 2005), Молдавии и РФ (отменена в 2012).

Еще более сложная ситуация в Европе:

Великобритания не захотела координировать финансовую и экономическую политику с Германией, поэтому ушла из ЕС. И заинтересована ослаблять влияние Германии, для чего необходимы санкции по ее крупнейшему рынку сбыта и поставщику сырья – РФ. Не Скрыпаля, так еще кого-нибудь будут травить/убивать, создавая поводы для санкций. По российской олигархии также нанесен сильный удар законом о конфискации криминальных капиталов. Доказать легальность капиталов будет практически невозможно, поэтому нет смысла оставаться далее в Лондоне. Соответственно, олигархия не будет снимать Путина и сдаваться на милость Запада, как это предполагалось ранее. Как следствие, Великобритания будет придерживаться жесткой позиции, исключающей какой-либо компромисс с Кремлем. Без компромисса невозможны миротворческие контингенты: никто не будет посылать своих граждан в Украину на убой.

Так как политика Германии и США будут ослаблять транснациональный финансовый статус Лондона, британским элитам нужно внешнее пугало, которое позволит объяснить электорату период многолетнего ухудшения благосостояния. – Пока не будет найдена новая экономическая модель, экспортные ниши или своя валютная зона фунта на 0,5-1 млрд. потребителей. Так что спрос на «руку Кремля» от «Путина вездесущего», будет и у британских политиков. А безумные действия российских элит просто облегчают эту задачу.

В Германии также очень сложная обстановка: Меркель с трудом смогла сформировать новое правительство, потому что все чувствуют приближение крупного кризиса – а значит участие в правительстве Меркель может обнулить перспективы политиков. Крупнейшему экспортеру в мире сложно сохранить рынки сбыта, когда платежеспособный спрос падает. Тем более, когда этот экспортер занимал верхний ценовой сегмент: при обвале будут покупать не «Мерседесы» и томографы «Сименс», а более дешевые аналоги из Кореи или Китая.

На этом фоне важнее свой «Северный поток-2», чем доходы украинской верхушки от транзита. Также нет возможности и дальше заливать Восточную Европу инфраструктурным финансированием: не стоит ожидать продолжения банкета по схеме «расстроили Польшу – теперь отстроим Украину». Поэтому бессмысленно ожидать десятков миллиардов долларов и евро на восстановление Донбасса и поддержку украинской экономики

Польша вскоре утратит мощное инфраструктурное финансирование из бюджета ЕС, что может очень плохо сказаться на ВВП и тамошней занятости. Заставить Германию и дальше платить в бюджет ЕС для финансирования Польши и других восточноевропейских стран, пока аргументов нет. Впрочем, у всех политиков всегда есть вариации на тему «золота Полуботка» — например, выставить Германии гигантский счет репараций за разрушения и гибель людей во Второй мировой войне. Не хотите помогать новым членам ЕС – платите тогда репарации!

Для нас это означает одно: любое польское правительство будет заинтересовано забирать нашу квалифицированную рабочую силу, ассимилировать-полонизировать ее (бороться с бандеровской и прочими украинскими национальными идеологиями, мешающими ассимилировать заробитчан). Кроме того, Польше не выгодно переключать внимание Брюсселя на работу с Украиной: чем больше помощи получит Украина, тем меньше смогут дальше получать Польша и Прибалтика.

Другие страны ЕС также погрязли в своих проблемах и поисках новой модели роста: юг ЕС перегружен долгами (Италия, Испания, Греция) и зависящей от притока капиталов в сферу строительства (продажи недвижимости иностранцам).

А новые члены ЕС (Чехия, Венгрия, …) уперлись в «потолок роста» — не существует моделей развития, которые позволили бы преодолеть «невидимую линию» 60% ВВП Германии на душу населения. Зачем переводить в эти страны заводы из Германии и Франции, если уровень жизни и запросы рабочей силы сровнялись? – при этом эти более слабые страны имеют гораздо меньше политических и финансовых возможностей для продвижения экспорта. У Франции есть «франкофонная Африка», давняя культура применения силы Иностранного легиона и влияние на Ближнем Востоке. У Германии есть решающее влияние внутри ЕС и огромный экономический потенциал. А чем помогут транснациональным корпорациям правительства Венгрии, Чехии, Словакии, Румынии, Болгарии?

США явно концентрируются на внутренних проблемах, делая ставку на возврат индустриальных мощностей, реформу налоговой системы. Это вынуждает отказываться от идей глобального рынка и провоцирует протекционистские войны, которые ударят по всем. А также отказываться от поддержки отдаленных ресурсных проектов. Никакой мотивации поддерживать долгосрочные и дорогостоящие проекты, типа Украины, у них не будет – явно видно стратегию замыкания внутри себя. Могут помочь нам оружием для баланса сил и влияния в регионе, но не дадут главного: неограниченного доступа на американский рынок для развития украинской промышленности; либо такой же многолетней и масштабной финансовой поддержки, как Израилю.

 

Внутриукраинская ситуация

На сегодня нет консенсуса что делать с неподконтрольными ОРДЛО: территорией, населением (для кого-то граждане, для кого-то нет) и инфраструктурой/восстановлением. Этот простой факт, который лишает возможности к каким-то действиям, существенно нарушающим статус-кво.

Нет и политиков, которые бы имели большой авторитет или хотя бы багаж каких-либо свершений, которые давали бы возможность принимать волевые решения по неподконтрольным ОРДЛО без оглядки на текущие рейтинги и краткосрочные последствия. В таких условиях, любую инициативу или компромисс, выгоднее для всех других политиков критиковать, а значит они дадут провальные результаты. Получать же значимый негатив, который может привести к утрате власти, никто не рискнет.

Экономических предпосылок для возврата неподконтрольных ОРДЛО также нет: дополнительные затраты непосильны для украинской экономики, обремененной долгами, коррупцией, утратой рынков сбыта и сырьевой специализацией.

Что касается мифической помощи для восстановления, то сначала нужно «выбить» соответствующие фонды: более резонансная катастрофа на ЧАЭС, угрожавшая будущему всей атомной энергетики мира, не привела к мгновенному формированию фондов ликвидации последствий аварии (многолетние раунды по сбору средств доноров). А уж частично поврежденный и утративший промышленность Донбасс, точно не послужит мотиватором для мгновенного выделения международной помощи: есть много других стран, пострадавших от войн, землетрясений, многолетнего голода.

Та же Сирия создала Германии и другим странам ЕС гораздо больше проблем своими беженцами, чем Донбасс. А есть еще Афганистан, Пакистан, Ирак, Йемен, Ливия, Судан с Южным Суданом, финансируемая ЕС Палестина и тд. Прагматичные западные политики могут отметить: зачем финансировать то, что само решится другим путем – трудовой эмиграцией в Польшу или РФ? Что касается стариков, то их эффективно утилизируют пенсионные, медицинские и другие реформы вкупе с тарифными монополиями. Многие старики на Донбассе, не имевшие родственников и физической возможности хотя бы выезжать за пенсиями и покупкой продуктов, и так умерли: пиковое лето 2014 и начало 2015 – до разворачивания системы российской помощи в неподконтрольных ОРДЛО.

Сейчас Украина не имеет ни достойно оплачиваемых рабочих мест, для которых требовались бы рабочие руки жителей неподконтрольных территорий, ни рынков потребления, для оставшейся там промышленности. Отсутствуют и бюджетные ресурсы для восстановления инфраструктуры Донбасса. Нет каких-либо экономических интересов, которые бы делали оправданным возврат всех неподконтрольных ОРДЛО практически любой ценой.

Политические интересы на самом деле имеют «двойное дно». С одной стороны, хорошо пиариться на возврате земель украинских, однако дополнительный избиратель может очень существенно нарушить баланс сил в следующем созыве Верховной Рады Украины.

Также ослабится и ура-патриотическая риторика: если ОРДЛО вернули – то пора бы подумать и о решении проблем нищеты и коррупции, а то ведь тылы вымрут/эмигрируют, пока будем воевать. Так что одно дело – вечно продолжающаяся проблема неподконтрольных ОРДЛО, позволяющая политикам манипулировать; и другое дело – решение этой проблемы, которое приведет к актуализации других проблем. Именно тех проблем, которые политики не хотят и не могут решить, а значит — их актуализация может привести к смене правящих элит.

При этом остается риск манипуляции: переизбрания Порошенко на второй срок или ставка на какого-нибудь Турчинова на волне эйфории от возврата контроля за ОРДЛО. По итогу вместо борьбы с коррупцией и создания условий для экономического развития, элиты смогут еще 5 лет «пропетлять».

Вдобавок, понижение градуса противостояния осложнит получение международной помощи: она будет сопровождаться все более и более жесткими условиями.

 

Экономические интересы

Внутренние. Идеальная ситуация для Украины: получать какой-то прогресс и не нести при этом дополнительные издержки. Поэтому важно вернуть под свою юрисдикцию те территории и граждан, которые:

* в состоянии содержать себя самостоятельно;

* не требуют огромных затрат на восстановление или поддержание инфраструктуры (содержания тех же бюджетных учреждений и системы ЖКХ в крупных городах и областных центрах);

* не спровоцируют другие издержки (например, пролонгацию влияния кланов Ахметова-Новинского или Фирташа-Бойко).

Также важно, чтобы постепенный возврат территорий ОРДЛО под юрисдикцию Украины не привел к внутриполитическим манипуляциям: не дал возможности сохранить при власти действующую коррупционно-олигархическую элиту. Президентские и парламентские выборы должны сосредотачиваться на экономической модели будущего: как повышать благосостояние – пока все работоспособные не эмигрировали, а пенсионеры не вымерли от голода из-за неспособности бюджета содержать их. Нельзя допустить, чтобы манипулируя частичной «победой», и обещая продолжение в будущем, коррупционеры и олигархи вновь получили мандат власти на следующие 5 лет. Поэтому «победа» должна быть небольшой – возврат лишь нескольких городов/районов ОРДЛО под юрисдикцию Украины.

Внешние. Любой миротворческий контингент будет устойчив, если у другой стороны так же будет экономический интерес поддерживать стабильность. В ином случае, может развязаться партизанская война и реализация мандата миротворцев станет невозможной, или слишком обременительной. Напомню читателям, что в Руанде находились иностранные войска – но они почти никак не защитили тутси от резни, по факту лишь вывезли европейцев из зоны геноцида. Не дают десятилетиями никакого результата, в части восстановления единства Кипра, и миротворцы на Кипре. Потому что у Турции нет мотивации отдавать северную часть острова и примыкающий шельф ЕС – оставшись самой «за бортом» Евросоюза.

Не удается и США договориться с талибами в Афганистане, и с их возможными партнерами в Пакистане – внятной картины будущего Афганистана до сих пор нет, несмотря на многолетнее нахождение воинского контингента и финансирование США.

Также важно, чтобы этот миротворческий контингент не был огромным и не повлек огромные расходы на его содержание. Это только кажется, что «помощь Украине – отдельно», а «финансирование миротворцев в Украине – отдельно». Увеличивая взносы на нужды ООН, западные политики вынуждены будут объяснять своим избирателям затраты и перспективы «украинской проблемы» в целом! И чем больше будет потрачено на миротворцев, тем сложнее нам будет выпросить безвозвратную международную помощь или льготные кредиты на восстановление и развитие инфраструктуры.

Когда СССР ушел из Афгана, американские конгрессмены и сенаторы не захотели оставить даже часть расходов программы вооружения антисоветской оппозиции: посчитали, что раз переданное моджахедам оружие позволило вытеснить «Советы», то не нужно оказывать помощь инфраструктуре, ставшего независимым Афганистана. Так и взрастили по жадности и глупости движение Талибан. Где гарантии, что, потратив десятки миллиардов на рекордный миротворческий контингент, кто-то будет дарить потом десятки миллиардов Украине на восстановление и развитие?

Учет экономических интересов РФ позволит дать противовес политическим потерям во внутрироссийской политической повестке. Объяснять передачу части территории под контроль миротворцев внешнеполитическим давлением и санкциями – не в традициях российской политики. А так будет аргумент обмена «политики» на «экономику». Так как речь не идет о полной ликвидации ЛДНР, то учтенные экономические интересы РФ будут не глобальными – о них ниже.

 

Предлагаемый план действий

Раз какая-то неведомая сила разделила «братские народы» ЛНР и ДНР, важно использовать это разделение и ввести миротворческий контингент по границе между ними.

Кроме того, в 2015 году силой отжали Дебальцево, а значит — есть аргумент начинать ввод миротворцев именно с этого города: и восстановление статус-кво, и железнодорожный узел для разворачивания миротворческого контингента, с дальнейшим запуском промышленности. Не афишируя, будем понимать, что это направление разделит ЛНР и ДНР. При этом, у РФ останется отдельное и автомобильное, и железнодорожное сообщение со всеми сегментами ОРДЛО (нет повода для блокирования).

Вблизи Дебальцево есть два города, способные содержать сами себя: Алчевск с Алчевским металлургическим комбинатом, и Енакиево с Енакиевским металлургическим комбинатом. Они смогут начать работать на полную мощность, так как:

* вернется работоспособность Дебальцевского железнодорожного узла;

* станет возможна энергетическая подпитка с Украины (металлургия и любое другое опасное производство требует не менее 3-х независимых источников электроэнергии);

* станет возможна поставка железорудного сырья из Кривбаса (сейчас блокада);

* станет возможным прямой экспорт без махинаций (предприятия будут выведены из режима блокады и начнут работать с украинскими сертификатами происхождения);

В случае с Алчевским металлургическим комбинатом, экономические интересы РФ очевидны: с подачи Юлии Тимошенко, российский госбанк ВЭБ ранее перекредитовал ИСД по их кредитам модернизации Алчевского меткомбината. Сейчас эти кредиты де-факто проблемные – и только работа предприятия позволит частично обслуживать их. На данный момент, один из совладельцев ИСД Олег Мкртчан, взят под стражу в РФ именно за эти проблемные кредиты.

Енакиевский металлургический комбинат принадлежал Ринату Ахметову. Является ли он самостоятельным – или «человек-паспорт» для россиян, неизвестно. Однако слухи всегда остаются: слишком уж легко и быстро он монополизировал Донецкую область в 1990-х. Не исключено, что был свой российский куратор, так же, как и как Семен Могилевич упоминался всегда к контексте газового бизнеса Дмитрия Фирташа. Поэтому, не исключен российский интерес в генерировании добавочной стоимости и этим заводом.

 

Второй этап

Есть еще три завода, восстановление работоспособности которых может заинтересовать РФ:

* Северодонецкий Азот (принадлежит Дмитрию Фирташу и находится на освобожденной территории, однако не может нормально работать);

* Горловский «Стирол» (принадлежит Дмитрию Фирташу и находится на неподконтрольной территории – на окраине Горловки со стороны Енакиево);

* Лисичанский НПЗ (принадлежал государственной «Роснефти», а недавно сменил собственника на «Glusco Energy SA», находится в Попаснянском районе недалеко от линии разграничения).

Первые два завода являлись крупными потребителями российского газа и куплены не без финансово-кредитной поддержки со стороны РФ. А Лисичанский НПЗ необходим «Роснефти» для покрытия пиковых дефицитов топлива на юге РФ и влияния на частную нефтепереработку. Свежий пример: в апреле 2018 вновь стали расти цены на топливо в РФ, так как «Лукойл», и другая частная переработка, отправили свою продукцию на экспорт, снизив до состояния дефицита поставки на внутренний рынок.

Запуск заводов возможен лишь при решении проблем безопасности – они в зоне поражения дальней артиллерией. А также логистики — нормализации работы трубопроводного и железнодорожного транспорта и энергоснабжения – наличия мощных альтернативных источников электроэнергии.

 

Третий этап

Продвигаясь по автодороге Е-50 и параллельной жд-ветке Дебальцево – Свердловск (Должанск) – Гуково (РФ), можно взять под контроль необходимые украинской теплоэнергетике мощности по добыче антрацита. То есть, угольные холдинги Ровеньков и Свердловска, находившиеся под контролем Рината Ахметова.

Альтернативы теплоэнергетике в пиковых (маневренных) мощностях украинской энергосистемы пока нет: ГАЭС мало, обычные ГЭС не имеют достаточной мощности. Поэтому, в ближайшие 10-15 лет, мы можем заменить антрацит только на природный газ, существенного роста украинской добычи которого, не наблюдается. Зависеть по антрациту от России – влияющей на мировой рынок угля этой марки, зависеть от нее по газу – или добывать пока самим, — вот простой выбор.

При этом, миротворцы окончательно разграничат территории ЛНР и ДНР, выйдя на границу с РФ.

 

Резюме

Вышеизложенные идеи позволяют начать процесс ввода миротворцев без каких-либо глобальных уступок всех сторон. При этом, не нанесут серьезного экономического ущерба интересам Украины, в части появления значительных расходов на обеспечение жизнедеятельности освобожденного населения. При его реализации, крупнейшие, так сказать «маяковые», в российском внутриполитическом дискурсе города Донецк, Луганск, Макеевка, и даже, с некоторыми ограничениями Горловка, останутся неподконтрольными. Останется и сообщение РФ с неподконтрольными ЛНР и ДНР, — при этом они будут разграничены миротворцами. Проблема коллаборации и военных преступников будет отложена «на потом»: будет оставаться территория для их нахождения без сдачи,  либо выезда в РФ.

План можно критиковать, но нужно учитывать и альтернативные варианты:

А что, если Путин неожиданно полностью передаст Донбасс Украине и выведет оружие с военными формированиями? – тогда будет повод существенно ослабить санкционное давление в рамках «большой сделки»! А Украина получит десятки тысяч бюджетников, более миллиона пенсионеров и разрушенную инфраструктуру, без какой-либо существенной международной помощи.

Так может, безопаснее заниматься экономикой в тылу, вводя небольшие контингенты миротворцев на те территории, которые могут себя прокормить? Не то получим «пиррову победу» — вернем Донбасс, но в течении 5-10 лет значительная часть оставшихся граждан разбежится по миру в поисках лучшей жизни…

 

Богдан Бондаренко

hvylya.net

Понравился текст?  Отблагодарить автора просто — монетизировать благодарность переводом на карту ПриватБанка № 4731 1856 0231 2156

Поділитися:
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *