Николай Козырев: ПРО МОВУ ТА СПОКУСУ ФАШИЗМОМ

Фото из открытого источника в  интернет
Я люблю українську мову ще й тому, що сам білорус. Вухом ловлю схожі слова, і моя душа при цьому наповнюється музикою і фарбами дитинства. Я пишу юридичні тексти украінською майже без словника. Але моя вільна і автономна публіцистична практика – на русском языке. Потому что моя культурная идентичность сформировалась в этом лингвистическом ареале. А поскольку меня интересуют в основном философские и экономические тексты, на русском их на порядки больше. Особенно переводных текстов современных мыслителей. Объяснение простое.
Кроме того, фактор форсированной “украинизации” (в аспекте мови) я нахожу ошибочным, неумным, вредным и деструктивным. Эта идеологизированная практика вызывает во мне внутреннее рефлекторное «нет» по той же причине, по которой профессор Преображенский отказался покупать журнал “в пользу детей Германии”.
Ну и потом, есть специальные аспекты этой проблемы, о которых не задумываются.
Если человек сформировал свою культурную идентичность в ареале русского языка (как и любого иного), то это означает, что:
А) У него с детства на уровне физики, химии и биологии сформированы уникальным образом такие нейронные связи в мозгу, принудительное разрушение (перекомбинация) которых равна когнитивной травме. При этом человек в умственной практике просто теряет способность внятно и вразумительно мыслить, – способность, которая со времен Галилея и Ньютона считалась важнейшим условием рационального постижения мира и которая в этом случае может только с трудом и в разной степени у разных людей восстановиться. У стариков, вроде меня, это почти невозможно, а насилие здесь – негуманно.
Б) Речевая практика – это не про заученные слова. Это про смысловую наполненность сложнейшей структуры человеческих взаимоотношений. Это про смыслы и ценности. Даже если мы возьмём пчелу, то, как пишут специалисты (Гаузер), её язык танца в улье своим разнообразием («смещённой референтностью») напоминает человеческую речь – способностью сообщать информацию о находящемся вне пределов непосредственного восприятия. Но уберите у пчелы шестигранные соты – генетический код её танца-речи, и рой распадётся и погибнет.
В) Как пишет американский лингвист и философ Ноам Хомский (Noam Chomsky), исследование мозговых свойств основывается на тезисе: «Любые умственные проявления – собственно разум – суть эмергентные свойства мозга» (в смысле – не сводимы к свойствам его элементов, нейронных блоков. То есть собственно разум это нечто невообразимо большее, чем физика+химия+биология. Это, если угодно – божественное).
С этой точки зрения (только с этой, далеко не исчерпывающей проблему трансформации языковой практики) насильственная “украинизация”, русификация, англицизация и т.п. суть род фашизма/большевизма, искушению которым легко поддаётся «массовый человек».
Г) Подмена “украинизации”!, как необходимой культурной эволюции поколений граждан Украины, «ницоизацией» – это фашизоидная попытка свести многогранную проблему современной Украины к проблеме этнической легитимизации речевых практик, подменить сложное простым, священное профанным, современное архаикой, города селом, подлинного пошлым, будущее прошлым, общенародное провинциальным, интеллектуальной работы одиночек строевым маршем масс. Это героизация негероического в попытках найти в сфере духа объединяющие страну идеалы при отсутствии объединяющих смыслов и практик в сфере экономики, политики и социальной солидарности.
Поділитися:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *